Назад Go Back

Человек, болевший за свою страну

Фото Ларкин Михаил Юрьевич (Пермский национальный исследовательский политехнический университет)



Как-то по осени, совершенно случайно, едучи по своим делам, услышал на "Серебряном дожде" заинтересовавшую меня цитату, потом беседу. Если не ошибаюсь - с Никитой Небылицким. Кто второй участник - не знаю.

Обсуждалась речь о воспитании и образовании. Оказалось настолько интересным, что пришлось остановиться, отменить все дела и дослушать. Дома искал в дебрях интернета, но всё же нашёл. Мне кажется, не будет лишним при обсуждении наших проблем ознакомиться и с мнением и с опытом прежних лет. Меня поразила глубина и всеобъемлемость забот об учениках, родителях, да и всей стране. 

Понимаю, что могу быть побит, за то, что проблемы здесь не графические, но тем не менее - воспитание, педагогика, государственное мышление, боль за страну. Поэтому счёл полезным ознакомить уважаемое сообщество с такой случайной находкой. Надеюсь, многие выдержки помогут и в нашем труде. Ну хотя бы в понимании ситуации. Многим персонам эту речь бы вбить, да поглубже... Но это не наш метод, хотя и жаль. Надо бы...

Надеюсь, лишней такая информация не будет.

Я лично был удивлён, даже поражён сходством проблем, особенно - когда понял, чья эта речь, где и главное - когда была сказана.

Вот попробуйте, не заглядывая в конец сообщения, угадать хотя бы примерно время данного выступления. 

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Наставления воспитанникам (в сокращении)

 

Образование ваше доныне было одним из важнейших занятий родителей ваших. Заботы их умножались с вашими летами. Водворить в сердце сына праотеческие добродетели, учинившие бессмертным целое поколение, даровать согражданам истинного соревнователя в общественных пользах, представить трону защитника, непоколебимого в верности, государю подданного, пламенеющего к нему любовию, - сия великая мысль нарушала спокойствие ваших родителей.

В то время, когда сии заботы и попечения утомляли их внимание, раздался глас Отечества, в недра свои вас призывающего. Из родительских объятий вы поступаете ныне под кров сего священного храма наук. Отечество приемлет на себя обязанности быть блюстителем воспитания вашего, дабы тем сильнее действовать на образование ваших нравов. Его нежные старания возбудят в вас чувство благодарности; ревность к наукам ознаменует вашу признательность.

Здесь сообщены будут вам сведения, нужные для гражданина, необходимые для государственного человека, полезные для воина. Наука общежития есть первый предмет воспитания. Под сим словом разумеется не искусство блистать наружными качествами, которое нередко бывает благовидною личиною грубого невежества, но истинное образование ума и сердца. Вам раскрыт будет состав гражданского общества; разбирая части сего многосложного здания, вы увидите, что ни подданные без повиновения, ни граждане без точного исполнения должностей своих, ни общество без единодушия членов его благоденствовать не могут. Если граждане вознерадеют о должностях своих и общественные пользы подчинят видам своего корыстолюбия, то общественное благо разрушится и в своем падении ниспровергнет частное благосостояние. Многолетняя история разительными примерами докажет вам сию истину; она оживит перед вами минувшие века, воскресит погибшие царства, воззовет на суд буйных и беспечных граждан и, указывая на развалины государств, погибших от их разномыслия, предаст имена их вечному поношению.

Сии наставления покажут вам существо гражданских обязанностей. Но познания ваши должны быть несравненно обширнее, ибо вы будете иметь непосредственное влияние на благо целого общества. Государственный человек должен знать все, что только прикасается к кругу его действия; его прозорливость простирается далее пределов, останавливающих взоры частных людей. Стоя у подножия престола, он обозревает состояние граждан, измеряет их нужды и недостатки, предваряет несчастия, им угрожающие, или прекращает постигнувшие их бедствия. Будучи принужден непрерывно сражаться с предрассудками и страстями народа, он старается проникнуть сердце человеческое, дабы исторгнуть самый корень пороков, ослабляющих общество; сообразуясь с природою человека, он предпочитает тихие меры насильственным и употребляет последние только тогда, когда первые недостаточны; никогда не отвергает он народного вопля, ибо глас народа есть глас божий. Соединяя частные пользы с государственными, он заставляет каждого стремиться к общественной цели. Граждане охотно следуют его мановениям, не примечая действия его власти...

Но представьте на сем месте человека без познаний, которому известны государственные должности только по имени; вы увидите, как горестно его положение. Не зная первоначальных причин благоденствия и упадка государств, он не в состоянии дать постоянного направления делам общественным; при каждом шаге заблуждается, при каждом действии переменяет свои виды. Исправляя одну погрешность, он делает другую; искореняя одно зло, полагает основание другому; вместо существенных выгод стремится за посторонними; тогда, когда бы надлежало пользоваться счастливыми открытиями прежних веков, он силится изобретать и делает опыты несчастные. Утомленный тщетными трудами, терзаемый совестью, гонимый всеобщим негодованием, он предается на волю случая или делается рабом чужих предрассудков. Таким образом, невежество, порожденное нерадением и предрассудками, с наступлением каждого века представляет зрелище прежних погрешностей и бедствий. Подобно безрассудному пловцу, оно мчится на скалы, окруженные печальными остатками многократных кораблекрушений. В то время, когда бы надлежало пользоваться вихрями грозных туч, оно предается их стремлению и, усмотрев разверзающуюся бездну, ищет пристанища там, где море не имеет пределов...

Но может быть, обстоятельства, может быть, самые ваши склонности приведут вас на поле чести и вы будете действовать оружием. С успехами гражданских обществ способ вести войну совершенно изменился; знания военного человека распространились наипаче с того времени, когда огнестрельное оружие заступило место пращей и луков; для него уже недовольно собственного опыта, который может только объяснить или дополнить всеобщие правила. Не дикая смелость, не свирепое ожесточение, не звериная лютость решит ныне единоборство народов, но счастливые соображения и глубокие сведения в воинском искусстве. Без надежного руководства сама даже храбрость простых ратников бывает им пагубна, и многочисленное ополчение без воинского искусства есть жертва искусному неприятелю. Несмотря на сие, победа определяется ныне не количеством неприятельских трупов, но следствиями оной; не тот почитается ныне победителем, кто занял поле сражения, дымящееся кровию, и соединил победные песни со стонами умирающих, но кто приобрел выгоды, заставившие поднять оружие. Успехи в войне приуготовляются ныне во время мира. Знать государственные пользы, предвидеть препятствия в достижении оных со стороны соседственных народов, исчислять поступки врагов, открывать их намерения, подрывать их тайные пружины, на действие которых они наиболее полагаются, -- в сем состоит истинная тактика, достойная государственного человека и воина...

Соединив сии сведения, вы соделаетесь способными к тому и другому роду государственной службы; от вашего произвола будет зависеть, следовать ли на шумное поле брани или в тишине мира заниматься благом Отечества. Но главным основанием ваших познаний должна быть истинная добродетель... Приуготовляясь быть хранителями законов, научитесь прежде сами почитать оные, ибо закон, нарушаемый блюстителем оного, не имеет святости в глазах народа. Государственный человек, будучи возвышен над прочими, обращает на себя взоры своих сограждан; его слова и поступки служат для них правилом. Если нравы его беспорочны, то он может образовать народную нравственность более собственным примером, нежели властию. Но если порочные склонности овладели его сердцем, то он ослабит гражданские добродетели и без умысла сделается врагом общества. Ни заслуги его предков, ни отличные дарования, ни глубокие сведения не защитят его перед лицом правосудия. Жалким образом обманется тот из вас, кто, опираясь на знаменитость своих предков, вознерадеет о добродетелях, увенчавших имена их бессмертием. Блистательные дела родоначальников, освещая добродетели и пороки их потомков, делают первые более привлекательными, а последние более отвратительными. Отечество, благословляя память великих мужей, отвергает их недостойных потомков. С горестию, с чувством сострадания обсекает оно бесплодные отрасли священных дерев, которые сладкими плодами обогащали предшествующие поколения. И хотя бы можно было присвоить отличие не по достоянию, но можно ли присвоить неизъяснимое удовольствие, проистекающее от ощущения собственных достоинств? То спокойствие совести, которое составляет удел совершенной добродетели? Ту приятную уверенность в беспритворном уважении своих сограждан, которая рождается из представления пользы, доставленной обществу? Почести без заслуг, отличие без дарования, украшения без добродетели наполняют горестию благородное сердце. Какая польза гордиться титлами, приобретенными не по достоянию, когда во взорах каждого видны укоризна или презрение, хула или нарекание, ненависть или проклятие? Для того ли должно искать отличий, чтобы, достигнувши оных, страшиться бесславия? Лучше остаться в неизвестности, нежели прославиться громким падением.

Так думали и действовали древние россы, прославленные веками; вы должны последовать их великому примеру. Среди сих пустынных лесов, внимавших некогда победоносному российскому оружию, вам поведаны будут славные дела героев, поражавших враждебные строи. На сих зыбких равнинах вам показаны будут яркие следы ваших родоначальников, которые стремились на защиту царя и Отечества - окруженные примерами добродетели, вы ли не воспламенитесь к ней любовию? Вы ли не будете приуготовляться служить Отечеству? Наслаждаясь благоденствием, устроенным для вас трудами и благоразумием предков, вы ли не будете хранить и усугублять оное для ваших преемников? Сладкая надежда родителей! Вы ли не устрашитесь быть последними в вашем роде? Вы ли захотите смешаться с толпою людей обыкновенных, пресмыкающихся в неизвестности и каждый день поглощаемых волнами забвения? Нет! Да не развратит мысль сия вашего воображения! Любовь к славе и Отечеству должна быть вашим руководителем!

Но при сих высоких добродетелях сохраните сию невинность, которая блистает на лицах ваших, сие простосердечие, которое побеждает хитрость и коварство, сию откровенность, которая предполагает беспорочную совесть, сию кротость, которая изображает спокойствие души, необуреваемой сильными страстями, сию скромность, которая служит прозрачною завесою отличным талантам...

Когда совершите вы поприще наук, Отечество снова призовет ваших родителей в сие святилище и, не обинуясь, скажет им: се дети ваши - - мои возлюбленные чада; они оправдали мою надежду, желания ваши исполнились: они готовы служить вам подпорою, готовы защищать славу мою; они достойны быть блюстителями моего благоденствия. Примите сей залог вашей нежности и благословляйте того, кто устроил общий жребий россиян!

Да будет окончание вашего образования столько же торжественно, как и начало оного! Исполните лестную надежду, на вас возлагаемую, и время вашего воспитания не будет потеряно.


http://pedagogic.ru/books/item/f00/s00/z0000027/st042.shtml

(Печатается по изданию: Речи, произнесенные при открытии императорского Царскосельского лицея в присутствии е. и. в. и августейшей фамилии. Октября 19 дня 1811. Спб., 1811. С. 5-17.

Впервые опубликовано в Петербурге в 1811 г. Полное название: «Наставления воспитанникам, читанные Александром Куницыным, адъюнкт-профессором нравственных наук». В советской историко-педагогической литературе публикуется впервые.

Речь, произнесенная на открытии лицея 19 октября 1811 г., была проникнута свободолюбивыми идеалами и определяла направление лицейского воспитания. Речь произвела большое впечатление на воспитанников и всех присутствовавших на открытии лицея.)

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Александр Петрович Куницын

(1783 — 1 [13] июля 1840) — выдающийся русский юрист, адъюнкт-профессор в Царскосельском лицее

Родился в семье сельского дьячка. Получил образование в Главном педагогическом институте (1807); затем подготовлялся к профессуре в Гёттингенском и Гейдельбергском университетах. В 1811—1820 годах преподавал в Царскосельском лицее и в Благородном пансионе при Главном педагогическом институте нравственные, политические и юридические науки. Успех, каким он пользовался среди слушателей лицея, засвидетельствован А. С. Пушкиным в «Лицейской годовщине 19 октября 1825 г.»:

Куницыну дань сердца и вина!

Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,

Им чистая лампада возжена..
---------------------------------------------------------------------------

Вот. Такая неожтиданная находка. Человек, болевший за свою страну. Чего и Вам желаю. 
Поболе бы таких!
С уважением, М.Ю.Ларкин

Рисунки к докладу

Рис. 1
Рис. 1


Рис. 2
Рис. 2


Вопросы и комментарии к выступлению:


Фото
Наместников Алексей Юрьевич
(17 ноября 2012 г. 9:08)

Коллега, огромное спасибо за пример разумного, доброго и вечного из российской культуры! Видно, что Куницын не за царя, а именно за Отечество. Но пройдет 94 года, и Россия проиграет Японии, и случится Первая русская революция, а причиной будет: грамотность подданных японского императора 100%, а подданных русского царя – 10% (а среди русских солдат 7%).

И еще. Кто-то из мудрейших заметил: «Дух эпохи – это то, что профессора университетов говорят своим студентам»...


Назад Go Back